Вспоминая отца Владимира и всю нашу жизнь

Ольга Антонова, матушка о. Владимира Антонова, одноклассница и коллега по гражданской профессии    

О. Владимир Антонов
pinterest button

Говорить об отце Владимире Антонове в прошедшем времени совсем не получается.  Столько в нем было жизни, энергии, радости, расположения и интереса к людям, нетерпеливого желания сделать что-то еще полезное для Церкви, для прихода… 

Он очень совпал со своим священническим служением. В храме ему нравилось  абсолютно всё — и архитектура, и внутреннее убранство, и пение, и посты, и уж конечно, праздники.  Ему необычайно шло  любое облачение — от  стихаря алтарника, с которого он начинал, до священнических риз, фелони, епитрахили. Страшно любил всю церковную атрибутику, не мог пройти мимо красивой лампадки, какого-нибудь необычного кадила.  Он хорошо разбирался в иконописи, в церковных ремеслах. Особое удовольствие ему доставлял несколько архаичный стиль общения между церковными людьми.  Знал и любил службу.  Исповедовать готов был часами.  Можно было подумать, что он происходит из священнической семьи.

С кого начинается

Однако это не так. Семья у отца Владимира была самая простая, весьма скромного достатка. Его род по материнской линии происходил из крестьян Тверской губернии.

Уникальный снимок на котором присутствует наряду с женщинами хоть один родственник мужского пола. Это прадед Ефим, муж прабабушки Екатерины Андриановны (сидит в центре). К сожалению еще до войны оставил её вдовой
pinterest button Уникальный снимок на котором присутствует наряду с женщинами хоть один родственник мужского пола. Это прадед Ефим, муж прабабушки Екатерины Андриановны (сидит в центре). К сожалению еще до войны оставил её вдовой семейный архив, CC BY-SA 4.0

Он рос без отца, в окружении большого числа бабушек, тетушек и сестер. Мама его, совсем еще молодая, попыталась  еще раз создать семью, но отца и на этот раз  Володя не обрел.

Мальчик Вовочка
pinterest button Ангельское дитя. Мечта всякой прабабушки семейный архив, CC BY-SA 4.0

Когда мальчику стукнуло шесть лет, мама с младшей сестренкой Наташей и мужем надолго уехала на  заработки в  Магаданскую область.

Новый, 1960  год мама Валя с двумя дочками Наташей (слева) и Олей (справа) встречала в поселке Ремонтный Магаданской области
pinterest button Новый, 1960 год мама Валя с двумя дочками Наташей (слева) и Олей (справа) встречала в поселке Ремонтный Магаданской области семейный архив, CC BY-SA 4.0

Вовочку бабушки уговорили оставить. На лето его забирала в деревню прабабушка  Катя, заменившая ему  и мать, и отца, и учителя по всем предметам, в том числе, по Закону Божию.

Володины сестры Наташа и Оля выросли и сами стали мамами. Новый 1986 год встречают в Москве
pinterest button Володины сестры Наташа и Оля выросли и сами стали мамами. Новый 1986 год встречают в Москве семейный архив, CC BY-SA 4.0

А зимой он жил то у одной бабушки, то у другой, то у третьей.  Все его любили, жалели, заботились о его воспитании и образовании.

Дальше в жизни ребенка, которому уже пора было идти в школу, произошло событие, которое во многом определило его дальнейшую жизнь. Водить его в школу и обратно было некому — все, даже бабушки, работали.  Одна из теток, двоюродная сестра его мамы, выхлопотала для Вовочки место  в интернате № 10. 

Вова Антонов в 8 классе интерната. Уже усы наметились
pinterest button Вова Антонов в 8 классе интерната. Уже усы наметились семейный архив, CC BY-SA 4.0

Это было уникальное в своем роде учебное заведение, где наряду с детьми из неблагополучных семей учились отпрыски дипломатов, уехавших в длительные загранкомандировки.  Это определяло весьма высокий уровень преподавания, особенно иностранного языка, ну и  материального обеспечения воспитанников тоже. 

Общественно активный уже в этом возрасте
pinterest button Общественно активный уже в этом возрасте семейный архив, CC BY-SA 4.0

К окончанию восьмого класса Володя Антонов превратился в начитанного юношу с приличным английским, хорошими манерами, увлеченного различными общественно полезными затеями, и к тому же, не по возрасту  самостоятельного.

С барышнями пока застенчив
pinterest button С барышнями пока застенчив Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Потому что с семилетнего возраста одному приходилось ездить по всей Москве. То из Останкина от тети Наты на Фили в интернат, то из Перово от бабушки Муры туда же.  После восьмого класса интернат закончился, но и мама уже вернулась с золотых приисков. Привезла еще одну сестричку, Олю.

Любовь с учебой пополам

Вот эти  первые 16 лет его жизни прошли совсем без моего участия. Остальные 52 года я, так или иначе, там  постоянно присутствовала. В самом начале, сидя за одной партой в 10 «Б» классе 103-й  московской школы, куда после своего удивительного интерната пришел мой будущий муж. Потом два года в письмах рядовому Советской Армии Антонову Владимиру. 

Этот снимок сделан в учебке, в Харькове. Настоящий солдат
pinterest button Этот снимок сделан в учебке, в Харькове. Настоящий солдат семейный архив, CC BY-SA 4.0

Потом еще какое-то время  после армии, взахлеб общаясь, наверстывая пропущенные им за  время службы премьеры, книги, концерты, кухонные посиделки. Ну а дальше дружба закончилась. И конец этот был счастливым — началась любовь. 

Одновременно началась его учеба на переводческом факультете Института иностранных языков. Ему нравилось. Он уже хорошо владел языком, пел в студенческом хоре английские баллады, делал литературные переводы какого-то мало известного американского писателя в качестве курсовой работы. Мы  стали ходить на «переводческие среды» в  Дом  литераторов, очень гордясь знакомством со знаменитыми Вильгельмом Левиком и Владимиром Роговым. Замаячила  профессия…  

В конце второго курса, когда уже надо было выбирать специализацию, к ним на факультет пришли товарищи из Министерства высшего образования с предложением покинуть на время родину и поехать учиться в любую из соцстран по студенческому обмену. По возвращении была гарантирована работа в одной из редакций ТАСС. Шел 1974 год. Глухой застой.  Хотелось всего — увидеть  другие страны, купить одежду, книги, пластинки, хорошую технику.  

К чему скрывать, это был серьезный мотив.  И студент Антонов решился. Мы выбрали Югославию. Про эту страну тогда шутили, что она самый благоустроенный барак соцлагеря. Там было больше экономических свобод, лидер государства Иосип Броз Тито вел свою страну более независимым от Советского Союза курсом.

«Я душой  матерьялист, но протестует разум» 

( Из стихотворения Давида Самойлова. «Пестель, Поэт и Анна»)

Этот выбор поистине стал судьбоносным в жизни  отца Владимира. Мы выбирали материальные ценности, а  он там, неожиданно для себя, нашел  мощную духовную опору  и поддержку для своей, еще в детстве зародившейся, веры. Та разновидность  социализма, который югославы у себя строили, прекрасно ладила с православной верой. Сотни действующих храмов и монастырей в Сербии и Черногории были тому свидетельством. Рождество и Пасха отмечались повсеместно  и были нерабочими днями. Народные традиции тесно переплелись с церковными праздниками.

Фотография-вещдок. Студент Антонов все-таки посещал занятия на факультете политических наук
pinterest button Фотография-вещдок. Студент Антонов все-таки посещал занятия на факультете политических наук семейный архив, CC BY-SA 4.0

В Белградском университете, куда на факультет политических наук был зачислен студент Антонов, существовал одновременно и теологический факультет.  По Белграду, нимало не смущаясь своих длиннополых облачений, расхаживали в большом количестве священнослужители. Встречные дети их радостно приветствовали: «Здраво, чика  попэ»  и просили благословения.

Но главное, что открылось русскому студенту, это  настоящий заповедник дореволюционной России с её высокой культурой, благородством и живой  верой.  Даже русский язык, на котором  говорили здесь многочисленные потомки белой эмиграции, был все еще старомодно  изысканным.

Что происходило дальше — нетрудно догадаться. Эта «машина времени» совершенно засосала его. На учебу времени оставалось немного. Было сделано множество важных и интересных знакомств. И главное из них с отцом Василием Тарасьевым, настоятелем Русской Свято-Троицкой церкви, куда Владимир стал регулярно ходить на службы. Эта почтительная дружба длилась потом долгие годы, до самой кончины о. Василия. Он был первым, кто разглядел в студенте Антонове не только будущего журналиста. Но время тогда еще не пришло. 

Вечный студент — вот оно счастье

В Белградском университете Владимиру пришлось начинать учебу опять с первого курса, потому что целевой набор ТАССа предполагал смену переводческой специальности на журналистскую.

Белград. Студенческое общежитие
pinterest button Белград. Студенческое общежитие семейный архив, CC BY-SA 4.0

Похоже, он становился «вечным  студентом».  В 25 лет, когда все его одногодки уже  отработали  свои три года по распределению, он все еще был первокурсником…и совершенно не унывал по этому поводу. Это был один из лучших периодов его жизни.

Частое место отдыха студентов — крыша общежития в Белграде
pinterest button Частое место отдыха студентов — крыша общежития в Белграде семейный архив, CC BY-SA 4.0

Молодость, свобода, духовный рост, новые друзья, новая страна, которую полюбил сразу. В конце концов, одежки-пластинки-книжки тоже очень даже имели место быть. По-настоящему тревожило только одно — наши частые и долгие разлуки.

Русские песни в белградской общаге. Исполняют Владимир Антонов и Александр Лесин
pinterest button Русские песни в белградской общаге. Исполняют Владимир Антонов и Александр Лесин неизвестен, CC BY-SA 4.0

Я ведь осталась в Москве, к студентам жен не пускали. Володя приезжал на Рождественские и Пасхальные каникулы и летом на три месяца. Если сессию сдаст вовремя. Но и  в этом была заключена своя прелесть и смысл, как мы позже поняли. 

Мало кому из наших друзей удалось сохранить свой первый брак. А мы так тосковали друг по другу все эти годы, что любви хватило на всю оставшуюся жизнь.

От радости прибавилась Любовь

Когда учеба в 1980 году все-таки закончилась, он никак не мог расстаться с Белградом.  Будучи человеком весьма артистичным, Владимир за эти годы усвоил как родной не только язык, но и местные нравы, манеры, привычки, гастрономические предпочтения, часто и образ мысли,  в общем,  превратился в настоящего серба. Необратимо ассимилировался. 

Утешился он только тогда, когда после трех лет работы в ТАССе, его вновь послали в Белград. Теперь уже  корреспондентом. Теперь уже с семьей.  А семья  наша как раз перед самым его отъездом  на работу в белградский коррпункт  ТАССа увеличилась.

Отцом Владимиром он станет только через 10 лет после того, как стал просто отцом а мае 1983 года
pinterest button Отцом Владимиром он станет только через 10 лет после того, как стал просто отцом а мае 1983 года семейный архив, CC BY-SA 4.0

В мае 1983 года родился сынок Коля.  Папа его пару недель понянчил, порадовался долгожданному наследнику  и отбыл в Югославию  освещать  летнюю Олимпиаду и налаживать быт.

Чистая радость
pinterest button Чистая радость семейный архив, CC BY-SA 4.0

Ребеночка решено было подрастить хотя бы до полугода на родине. Новый, 1984 год мы уже в полном составе встречали в Белграде,  в просторной  квартире на улице Святого Саввы.

И потекла наша белградская жизнь. Мне она казалась беззаботней, интересней и веселей московской. Мы там от такой радости размножились. Уезжали из Москвы втроем, а вернулись вчетвером.

Просто Любовь
pinterest button Просто Любовь семейный архив, CC BY-SA 4.0

Прибавилась Любовь. Дочка очень гордится, что в паспорте у неё  местом  рождения обозначен Белград.

Еще раз про Любовь
pinterest button Еще раз про Любовь семейныйархив, CC BY-SA 4.0

Крестил её настоятель Русской церкви отец Василий, а крестным стал  студенческий друг папы Предраг  Миодраг.  Он теперь наш близкий родственник – кум называется. В Сербии духовное родство ценится наравне с кровным.

Триумфальное шествие прабабушки Кати

Если и дальше следовать хронологии, вспоминая отца Владимира и всю нашу жизнь, то наступили годы перестройки. Мы вернулись из Белграда 28 апреля 1986, ровно в день Чернобыльской аварии. Мы довольно долго еще пребывали в эйфории, мало чего  понимали про ситуацию в стране.  Три безмятежных года, проведенных за рубежом, притупили бдительность. Но ощущение аварийной ситуации, и не только на Припяти, нарастало с каждым днем.

В ТАССе , куда он вернулся работать, происходили странные перемены. Его редакция соцстран  еще существовала, но сами соцстраны одна за другой исчезали,  перспектива роста и интересной работы просматривалась все туманнее. Внутри агентства начались приватизационные расколы, какие-то структуры отделялись и становились коммерческими. Одновременно с этим разрушением, буквально через дорогу от ТАССа, где за убогими заборами и ларьками высился все еще внешне величественный храм Большое Вознесение, происходило ровно противоположное.

 Начинался мощный созидательный процесс по его  восстановлению и  формированию  новой общины. И опять не трудно догадаться, как поступил корреспондент ТАСС Владимир Антонов. Утром он приходил в редакцию, вешал  свой модный пиджачок на спинку стула, оставлял на рабочем столе открытый блокнот и бодрой походкой направлялся через дорогу в Большое Вознесение.

Вот где всегда была работа, можно было расчищать завалы мусора  внутри, можно было помогать собирать подписи за передачу храма  верующим. Да уже и молиться было давно пора. Ну, он всем этим и стал заниматься. Его всегда, с  самого детства,  тянуло в храм. Прабабушка! Екатерина Андриановна!  Это  твоя работа.

«Словно рухнула преграда…»

Екатерина Андриановна была не одинока. К ней в 1989 году присоединилась настоятельница Пюхтицкого монастыря,  игумения Варвара. 

В игуменской Пюхтицкого монастыря с его настоятельницей. Именно в этом тихом и уютном месте были обрушены последние преграды на пути Владимира Антонова к церковному служению
pinterest button В игуменской Пюхтицкого монастыря с его настоятельницей. Именно в этом тихом и уютном месте были обрушены последние преграды на пути Владимира Антонова к церковному служению семейный архив, CC BY-SA 4.0

Здесь пора уже дать слово самому отцу Владимиру. Вот что он рассказал нам на страницах книги, посвященной памяти схиигумении Варвары, почившей в 2011 году:

Там же,  в Пюхтицком женском монастыре,  был еще один человек, который активно подключился к разрушению  обозначенной преграды. Монастырским священником  в те годы служил отец Сергий Иванников, ныне высокий церковный иерарх — Митрополит Алтайский Сергий. Они, люди одного поколения, как-то быстро  сблизились. По вечерам, после службы, паломник из Москвы частенько чаевничал с отцом Сергием  в его домике для причта. О чем они там беседовали, могу только догадываться, только вернувшись в Москву, мой законный муж стал мягко, но настойчиво вести дело к нашему венчанию. 

Выбор сделал

Венчались мы в тихом захолустном городе Кологриве, который большинство знает по  реплике Остапа Бендера «Конечно вы не из Парижа. Вы приехали из Кологрива, навестить свою покойную бабушку». Мы поехали навестить знакомого священника отца Виктора Долгова, и он без особого пафоса обвенчал нас в насквозь промерзшем Успенском  храме, где служил настоятелем. На дворе стоял ноябрь 1989 года, 26-е число,  день рождения Антонова. Это был подарок.

Очень некачественный снимок нашего венчания в Успенском храме Кологрива. Но другого нет. Он единственный
pinterest button Очень некачественный снимок нашего венчания в Успенском храме Кологрива. Но другого нет. Он единственный Василий Шапошников, CC BY-SA 4.0

До окончательного падения преграды оставалось еще одно каноническое препятствие. Мой венчанный супруг был членом КПСС. Служа в рядах Советской Армии, он вступил в ряды коммунистов. Никто  тогда не предполагал, что в августе 1991 года эту партию ликвидируют.

Пришлось коммунисту Антонову идти к  секретарю партийной организации ТАСС, где он все еще продолжал работать, писать заявление и класть партбилет на стол. Поступок был не столько мужественный, сколько экстравагантный. Времена были уже вполне вегетарианские. Коллеги по ТАССу, правда, покрутили пальцем у виска. Шеф редакции соцстран расстроился: зачем ты это сделал, мы же хотели тебя в Монголию послать. К тому времени она одна только и оставалась страной социализма. Но не видать было корреспонденту ТАСС пустыню Гоби, он уже сделал свой выбор.

Дорогу перешёл

Дальше вся жизнь Владимира Антонова будет связана с храмом Большое Вознесение. В 1992 году он уйдет по собственному желанию из ТАССа и будет зачислен чтецом  в храм, станет членом ревизионной комиссии, будет петь в церковном хоре, пойдет учиться в Православный богословский институт, отрастит волосы и бороду, получит в подарок от Пюхтицкой игумении свой первый подрясник, возглавит при храме одну из первых в Москве воскресную школу… И в 1993 году, на Сретенье его рукоположат в диаконы.

Очень качественный снимок, потому что его делал профессиональный фотокорр Василий Шапошников из газеты
pinterest button Очень качественный снимок, потому что его делал профессиональный фотокорр Василий Шапошников из газеты «Коммерсантъ», где я тогда работала. 15 февраля 1993 года в Елоховском Соборе Патриархом Алексием II был рукоположен в диаконы чтец храма Большое Вознесение Владимир Антонов семейный архив, CC BY-SA 4.0

Придется мне здесь повторить уже не раз звучавшую фразу отца Владимира. Отвечая на вопрос, как он пришел к вере, к церковному служению, он любил небрежно так пошутить:  Очень  легко. Просто перешел через дорогу.  Если кто не знает, здание ИТАР-ТАСС до сих пор находится прямо напротив Большого Вознесения, через Тверской бульвар.

На самом деле это не было легким решением. Его действительно всю жизнь тянуло к храму. Куда бы мы ни приезжали на отдых, он первым делом находил действующую церковь. Сколько я знаю его, он всегда молился, старался соблюдать посты, читал святоотеческую литературу, ходил причащаться в Елоховский собор. Даже когда в армии служил, брал увольнительную и ездил на праздники в Киев причащаться. Но это не ломало ничью жизнь, не меняло её ритма, её основ. А здесь…

В 1993 году нам обоим  исполнилось  по 43 года, росло двое детей, старели и болели родители, уходили одна за другой из жизни любимые его бабушки и тетушки, да и  страна проваливалась в какой-то хаос, жить становилось все трудней. Так круто менять свою жизнь было просто страшно.

Ломка

Очень скоро я поняла, что совсем не готова к новой своей роли. Ну, какая из меня  матушка. Сижу в клубах табачного дыма на выпуске в редакции «Коммерсанта»,  до ночи ругаюсь с авторами  из-за сроков сдачи текстов, тихо ненавижу отдел рекламы, который все время ломает мне план номера, заискиваю перед  дизайнерами, вынуждая их в сотый раз переверстывать полосы…

Кому мне молиться, чтобы линотроник «не сдох», и мы успели вывести все пленки к утреннему рейсу в Хельсинки, где печатается  наш журнал? Какому богу — нашему или их, финскому? И вообще, божеское ли это дело? Нет, не матушка я — кроткая  и богобоязненная, очи долу, юбка в пол. Я выпускающий редактор, обалдевший от круглосуточной телефонной дерготни, ночной работы,  авралов, дедлайнов и разбора полетов.

На выпуске в Издательском доме «Коммерсантъ». Глубокая ночь. Номер сдан, но домой уйти нельзя. Надо дождаться, когда будут выведены пленки, проверить их и отправить с курьером на рейс в Хельсинки. Оптоволоконной связи  еще нет
pinterest button На выпуске в Издательском доме «Коммерсантъ». Глубокая ночь. Номер сдан, но домой уйти нельзя. Надо дождаться, когда будут выведены пленки, проверить их и отправить с курьером на рейс в Хельсинки. Оптоволоконной связи еще нет семейный архив, CC BY-SA 4.0

И ведь никуда не деться: зарплата выпускающего редактора  несопоставимо выше  диаконской. Да и, признаться, нравилась мне эта  жизнь в Издательском доме «Коммерсантъ», где  после долгих лет засилья партийного официоза  рождалась новая журналистика. 

С отцом Владимиром мы теперь  часто встречались в подъезде нашего дома. Часов в 6 утра. Я, возвращаясь с ночной верстки из  редакции, он, торопясь на утреннюю службу в Большое Вознесение: — Привет-привет! Дети еще спят? Чмок-чмок. — И вся любовь.  

Семейных выходных у нас теперь не было — это всегда службы. На любимые праздники — Рождество, Пасху, Троицу никуда вместе не уехать, диакону положено быть на праздничных богослужениях в своем храме.  Заграницу — только с разрешения Патриархии и только в период очередного отпуска. Помимо череды богослужений, то и  дело ему надо было участвовать в  общецерковных мероприятиях… Если бы только это. Он всем своим существом, всеми помыслами  постоянно рвался туда, в Большое Вознесение, там теперь происходило все самое  главное в его жизни. Такой оставленности  я не чувствовала, даже когда он студентом надолго уезжал от меня. Что делать-то? Как жить дальше? 

Смиряться и щи варить

Дочку пришлось отдать на пятидневку в сад, сын сам ездил в школу. Все вместе мы теперь редко  даже за стол садились. Отец диакон обедал в храме, а после вечерней службы  уже и сил ни на что не оставалось. До дома доехать, чайку попить, маме позвонить, детей поцеловать, правило прочитать и — на боковую.

Отец диакон Антонов отобедал в трапезной  Большого Вознесения. Щами домой не заманишь
pinterest button Отец диакон Антонов отобедал в трапезной Большого Вознесения. Щами домой не заманишь Семейный архив, CC BY-SA 4.0
… и на экскурсию  с воскресной школой
pinterest button … и на экскурсию с воскресной школой семейный архив, CC BY-SA 4.0

Я чувствовала себя брошенной, обижалась, злилась, но вслух протестовать  не смела, уходила  в глухое сопротивление. И, грешным делом, всё думала тогда, лучше бы запил или уж завел себе кого-нибудь… Как все нормальные мужики. С этим хоть понятно, что делать. Я бы выясняла отношения, ревновала, ставила  свои условия. А здесь,  против чего я взбунтовалась? Чего мне не хватает? Мужа? Вот он, муж. Спит. А когда не спит, Богу служит. Абсолютно неуязвимая у него позиция.  Я все глубже загоняла себя в депрессию. Как-то на исповеди, в другом, разумеется, храме я  ошарашила батюшку, сказав, что у меня очень сложные отношения с РПЦ. Он посмотрел на меня с живым интересом. Узнав в чем дело, сразу поскучнел, велел смиряться и  идти щи варить. 

А диакон Антонов прямо весь светился изнутри. Хватался за все дела в храме. Диаконского служения ему было недостаточно. Возглавил воскресную школу. Занимался с детьми, возил их на экскурсии, правда, и своих тоже  брал. Искал и находил спонсоров для начавшейся полномасштабной  реставрации храма. Церковная реставрация была тема для него близкая: мы давно дружили с семьей художников-реставраторов  Рылло, и  он многое почерпнул от них. Теперь пригодилось.  Чуть какой спорный вопрос – и настоятель, отец Владимир Диваков, и сами художники призывали вездесущего Антонова  посоветоваться.

Весь светился
pinterest button Весь светился семейный архив, CC BY-SA 4.0

Все у него спорилось, все получалось, всем нужен, всем полезен — прямо на части его рвут. А он весел, воодушевлен, неутомим и, кажется,  даже не догадывается, что со мной творится неладное. 

Щи готовы. Вон, на плите стоят в большой желтой кастрюле
pinterest button Щи готовы. Вон, на плите стоят в большой желтой кастрюле семейный архив, CC BY-SA 4.0

Щи я исправно варила, а вот со смирением было сложнее. Там ингредиенты другие, и всегда в остром  дефиците: терпение, прощение, жертвенность. Храм Большое Вознесение я обходила стороной. Изредка бывала в ближайшей к  дому церкви. 

Любовь не ищет своего

Он, разумеется, все видел, чувствовал и понимал. Не хотел только  усугублять ситуацию бесполезными разговорами. Боялся, что в запальчивости будут сказаны слова, после которых нам станет еще трудней. 

Это вообще было свойственно его натуре. Он часто уходил сам и уводил людей от конфликтов, от прямых столкновений, от ссор с выяснением отношений. Некоторым это не нравилось, его называли соглашателем, обвиняли в бесхребетности, требовали большей определенности в оценках,  перетягивали на свою сторону. Но Антонов был принципиальным миротворцем, стойким уклонистом от любого обострения, убежденным противником  агрессии, большим мастером всяческого спускания на тормозах. Он владел редким искусством находить разумный компромисс. Причем делал это как-то бесхитростно, с открытыми картами, с подкупающей простотой.  

Так прошло года три. Острый период ломки сам собой подходил к концу. Мы остывали. Во всех смыслах. Он — от своего воспаленного неофитства, я от — ревнивого желания безраздельно владеть его сердцем, помыслами, временем. И оба мы —  от высокого напряжения затянувшейся романтической фазы в  наших отношениях. Она уходила в прошлое. Мы окончательно повзрослели, вступили в пору зрелости.  Видимо, тоже нашли свой компромисс.

Отношения становились спокойнее, разумнее и свободнее. Появилось больше терпения,  понимания и сочувствия друг к другу. Важнее стало не обладание человеком, а наличие его в твоей жизни. Мы разжали объятия и  дали друг другу дышать. И, кажется, это уже было чуточку  ближе к известным словам  из Послания  апостола Павла коринфянам, где любовь … долготерпит, милосердствует, не ищет своего, не раздражается…  

 Но болело еще долго. И долго еще я вела с ним внутренние разговоры. Выясняла, где же я в этой истории, где теперь мое место? И что делать, если я за ним не поспеваю, если моя вера еще только топчется на пороге Храма. Ну, не было у меня такой  прабабушки, как у него.

А теперь — мои бабушки. Здесь все три сестры Вернер еще гимназистки. Крайняя справа — моя родная бабушка Вера Вернер. В центре — София, слева — Нина
pinterest button А теперь — мои бабушки. Здесь все три сестры Вернер еще гимназистки. Крайняя справа — моя родная бабушка Вера Вернер. В центре — София, слева — Нина семейный архив, CC BY-SA 4.0

Была другая — бабушка  немецких кровей, с  фамилией Вернер. Она  меня растила и тоже очень любила. Кстати, звали  её — Вера.

На этой фотографии бабушка Вера со своими ученицами в 1946 году. Потеряв  во время войны мужа, она пошла вести в школе уроки домоводства. Была большая искусница по части рукоделия
pinterest button На этой фотографии бабушка Вера со своими ученицами в 1946 году. Потеряв во время войны мужа, она пошла вести в школе уроки домоводства. Была большая искусница по части рукоделия Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Стоп. Я, похоже,  так ударилась в беллетристику, что  несколько сгустила краски. Внешне жизнь семьи благополучно шла своим чередом. Все были сыты, более или менее одеты. В дом  приходили гости и родственники.

А потом к нам переехала  мама отца Владимира. Она похоронила третьего мужа и решила пожить некоторое время у нас.

Зимой 1993–94 годов у нас жила мама о. Владимира, бабушка Валя. Она очень выручала — и с детьми, и со щами
pinterest button Зимой 1993–94 годов у нас жила мама о. Владимира, бабушка Валя. Она очень выручала — и с детьми, и со щами семейный архив, CC BY-SA 4.0
1. Когда её сын был рукоположен в священники, бабушка Валя стала прихожанкой Большого Вознесения, приезжала на праздники, старалась почаще исповедоваться и причащаться. Очень гордилась им
pinterest button Когда её сын был рукоположен в священники, бабушка Валя стала прихожанкой Большого Вознесения, приезжала на праздники, старалась почаще исповедоваться и причащаться. Очень гордилась им семейный архив, CC BY-SA 4.0
Здесь мы втроем после службы в Большом Вознесении. В центре  - замечательный наш Егорыч.  Добрый, умелый, трудолюбивый и очень теплый человек. Бабушка Валя нашла, наконец, свое счастье. Это был её первый венчанный брак. Их обвенчал отец Борис Давыдов в своем маленьком храме-часовне. Они прожили семь счастливых лет, во всем поддерживая друг друга.  Первым ушел Анатолий Егорович. Валентина пережила его всего на два месяца
pinterest button Здесь мы втроем после службы в Большом Вознесении. В центре — замечательный наш Егорыч. Добрый, умелый, трудолюбивый и очень теплый человек. Бабушка Валя нашла, наконец, свое счастье. Это был её первый венчанный брак. Их обвенчал отец Борис Давыдов в своем маленьком храме-часовне. Они прожили семь счастливых лет, во всем поддерживая друг друга. Первым ушел Анатолий Егорович. Валентина пережила его всего на два месяца семейный архив, CC BY-SA 4.0

Бабушка Валя очень нам помогала с ребятами. А мы тем временем  дневали и ночевали каждый на своей работе. Летом жизнь недели на две расцветала праздничными красками. Если удавалось совместить  наши отпуска — мы снова  вместе путешествовали. 

Пюхтица 

В жизни отца Владимира было несколько мест, куда его неизменно влекло, где он получал мощную духовную поддержку, восстанавливал душевное равновесие, набирался физических сил.

Пюхтицкий Успенский женский монастырь был таким местом силы для него. Почти тридцать лет, до самой своей кончины, он ежегодно вырывался  в Эстонию, в Пюхтицу.

С маленьким Колей. Пюхтицкий монастырь, 1991 г. На крыльце Успенского собора отец и сын Антоновы
pinterest button С маленьким Колей. Пюхтицкий монастырь, 1991 г. На крыльце Успенского собора отец и сын Антоновы семейный архив, CC BY-SA 4.0
С большим Колей. Пюхтицкий монастырь, 2017 г. Там же, те же. Для отца Владимира эта поездка стала последней
pinterest button С большим Колей. Пюхтицкий монастырь, 2017 г. Там же, те же. Для отца Владимира эта поездка стала последней семейный архив, CC BY-SA 4.0

Там его любили, всегда ждали, встречали как родного.

Он дружил с Матушкой игуменией Ваварой, которая первой благословила его на церковное служение, а потом с её преемницей  игуменией Филаретой.

Отец Владимир с игуменией Филаретой. С портрета на них смотрит Матушка Варвара
pinterest button Отец Владимир с игуменией Филаретой. С портрета на них смотрит Матушка Варвара Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Он знал по именам практически всех сестер обители, каждой привозил какой-нибудь гостинец, подарочек. Не раз  мы ездили туда всей семьей.

Иногда он брал с собой только детей, давая мне немного передохнуть. Он успел познакомить с Пюхтицей и своих внуков Захара и маленькую Зою. 

С Захаром...: Дед с внуком спустились к святому источнику. Захар окунулся, а батюшка умылся
pinterest button Дед с внуком спустились к святому источнику. Захар окунулся, а батюшка умылся семейный архив, CC BY-SA 4.0
Маленькая Зоя тоже успела побывать c дедушкой на монастырских просторах
pinterest button Маленькая Зоя тоже успела побывать c дедушкой на монастырских просторах семейный архив, CC BY-SA 4.0

Нет, пусть лучше батюшка сам расскажет об этой  обители, её настоятельнице, удивительных встречах и событиях, происходивших с близкими нашей семье людьми: 

Здесь свято берегут память о почившей в 2011 году Матушке Варваре, возродившей Пюхтицу
pinterest button Здесь свято берегут память о почившей в 2011 году Матушке Варваре, возродившей Пюхтицу семейный архив, CC BY-SA 4.0
А вот та самая икона, привезенная отцом Владимиром Антоновым  с Афона в Пюхтицу
pinterest button А вот та самая икона, привезенная отцом Владимиром Антоновым с Афона в Пюхтицу семейный архив, CC BY-SA 4.0
В верхнем ряду стоят целых три Владимира. Слева диакон Владимир Антонов, рядом с ним два художника, два Владимира Рылло, отец и сын. Младший, правда скоро поменяет имя и станет иноком Васонофием
pinterest button В верхнем ряду стоят целых три Владимира. Слева диакон Владимир Антонов, рядом с ним два художника, два Владимира Рылло, отец и сын. Младший, правда скоро поменяет имя и станет иноком Варсонофием семейный архив, CC BY-SA 4.0
Пюхтицкие матушки с отцом Владимиром в монастыре на 40-дневной горе в Иерихоне. В центре монахиня этого монастыря Иоанна. Слева от неё — игумения Варвара, справа — игумения Горненской обители мать Георгия
pinterest button Пюхтицкие матушки с отцом Владимиром в монастыре на 40-дневной горе в Иерихоне. В центре монахиня этого монастыря Иоанна. Слева от неё — игумения Варвара, справа — игумения Горненской обители мать Георгия семейный архив, CC BY-SA 4.0

 ( Из книги воспоминаний «Игумения. За святое послушание»)

Да, много радости принесла Пюхтица отцу Владимиру и его близким.  Особенно он ценил возможность послужить Литургию в Успенском соборе. Потом мы обычно шли окунуться в святой источник. По возвращении нас уже ждал монастырский обед — даже в постные дни это было незабываемое гастрономическое приключение.  

Это еще не обед, это легкое чаепитие...
pinterest button Это еще не обед, это легкое чаепитие... семейный архив, CC BY-SA 4.0

Не забыть и помощь, которую оказывали матушки все эти годы нашей семье — своими молитвами, гостеприимством, заботой и нежностью сестер к детям и внукам, щедрыми подарками.

Святая Гора Афон

Другим  таким местом силы для батюшки была «монашеская республика», как называют Святую Гору  Афон. Он начал туда наведываться с тех пор, как его крестник, о котором  шла речь выше, поселился в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре. Отец Владимир давно  мечтал о паломническом путешествии на Афон и решился навестить Владимира Рылло  в 1999 г., когда тот только  начинал свой иноческий путь. Потом были еще две его встречи с Афоном.

В одну из таких поездок батюшка  пригласил своего приятеля и коллегу по выставочной работе Леонида Ежова с сыном, и Колю, нашего сына, тоже взял с собой.

Сейчас вы все это сами увидите на фотографиях, сделанных моими пилигримами. По-другому я не смогу  рассказать об этих путешествиях. Меня там, по понятным причинам, не было. 

Когда на пароме из Уранополиса подплываешь  к пристани Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, то первым делом на его фоне фотографируешься сам
pinterest button Когда на пароме из Уранополиса подплываешь к пристани Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, то первым делом на его фоне фотографируешься сам семейный архив, CC BY-SA 4.0
А потом перед тобой открывается вид на пристань, дорогу к обители и многочисленные монастырские постройки
pinterest button А потом перед тобой открывается вид на пристань, дорогу к обители и многочисленные монастырские постройки семейный архив, CC BY-SA 4.0
Обязательно среди людей на пристани будет какая-нибудь экзотическая личность. Скорее всего, именно этот вечный странник
pinterest button Обязательно среди людей на пристани будет какая-нибудь экзотическая личность. Скорее всего, именно этот вечный странник семейный архив, CC BY-SA 4.0
Инок Варсонофий определил своего крестного с сыном на жительство в архондарик – монастырскую гостиницу
pinterest button Инок Варсонофий определил своего крестного с сыном на жительство в архондарик – монастырскую гостиницу семейный архив, CC BY-SA 4.0
В соседней келье архондарика  разместились отец и сын Ежовы. На часах колокольни 18. 50. Но время здесь отсчитывают по-византийски, от захода солнца
pinterest button В соседней келье архондарика разместились отец и сын Ежовы. На часах колокольни 18. 50. Но время здесь отсчитывают по-византийски, от захода солнца семейный архив, CC BY-SA 4.0
Для только что прибывших паломников особое расписание. С дороги можно перекусить
pinterest button Для только что прибывших паломников особое расписание. С дороги можно перекусить семейный архив, CC BY-SA 4.0
Из восьми куполов кафоликона — соборного храма во имя св. Пантелеимона — на фотографии видны только пять
pinterest button Из восьми куполов кафоликона — соборного храма во имя св. Пантелеимона — на фотографии видны только пять семейный архив, CC BY-SA 4.0
Фрагмент главного иконостаса собора с чудотворной  иконой св. Пантелеимона в резном золоченом киоте (справа)
pinterest button Фрагмент главного иконостаса собора с чудотворной иконой св. Пантелеимона в резном золоченом киоте (справа) семейный архив, CC BY-SA 4.0
В кафоликоне хранятся  бесценные святыни – глава св. Пантелеимона, частицы мощей  Святых Иоанна Предтечи, Николая Чудотворца и других угодников Божиих. Отец Владимир получил благословение сделать фотоснимки уникальных реликвий
pinterest button В кафоликоне хранятся бесценные святыни – глава св. Пантелеимона, частицы мощей Святых Иоанна Предтечи, Николая Чудотворца и других угодников Божиих. Отец Владимир получил благословение сделать фотоснимки уникальных реликвий семейный архив, CC BY-SA 4.0
Этот гигантский колокол -- главный из двух десятков на соборной колокольне. Весит 13 тонн.  Один язык чего стоит! Справа от о.Владимира, Леонид Ежов, слева крестник Владимир, афонский хлебопек
pinterest button Этот гигантский колокол — главный из двух десятков на соборной колокольне. Весит 13 тонн. Один язык чего стоит! Справа от о.Владимира, Леонид Ежов, слева крестник Владимир, афонский хлебопек семейный архив, CC BY-SA 4.0
В одной из пустых гостиничных келий отец Владимир обнаружил  клад. Кто-то из паломников прошлого, а может и монахов, оставил все эти вещи. Их не трогали лет сто. Начиная с 1917-го, монастырь стремительно  терял и насельников и паломников. В 1965 году здесь осталось только 20 монахов
pinterest button В одной из пустых гостиничных келий отец Владимир обнаружил клад. Кто-то из паломников прошлого, а может и монахов, оставил все эти вещи. Их не трогали лет сто. Начиная с 1917-го, монастырь стремительно терял и насельников и паломников. В 1965 году здесь осталось только 20 монахов семейный архив, CC BY-SA 4.0
Огромная монастырская квашня для теста. Её использовали в период расцвета обители. В начале XX века здесь подвизалось до 2 тысяч иноков. Монастырская трапезная была рассчитана на 800 мест
pinterest button Огромная монастырская квашня для теста. Её использовали в период расцвета обители. В начале XX века здесь подвизалось до 2 тысяч иноков. Монастырская трапезная была рассчитана на 800 мест семейный архив, CC BY-SA 4.0
За три своих афонских паломничества отец  Владимир исходил Святую Гору вдоль и поперек. Чаще всего пешком, с посошком. Побывал в десятке монастырей и скитов
pinterest button За три своих афонских паломничества отец Владимир исходил Святую Гору вдоль и поперек. Чаще всего пешком, с посошком. Побывал в десятке монастырей и скитов семейный архив, CC BY-SA 4.0
А однажды воспользовался обычным для святогорцев транспортом — осликом
pinterest button А однажды воспользовался обычным для святогорцев транспортом — осликом семейный архив, CC BY-SA 4.0
Он познакомился со множеством людей: c монахами из сербского Хиландара и болгарского Зографа. C греками и грузинами молился перед главной святыней  Иверона  - Иверской иконой Божией Матери
pinterest button Он познакомился со множеством людей: c монахами из сербского Хиландара и болгарского Зографа. C греками и грузинами молился перед главной святыней Иверона — Иверской иконой Божией Матери семейный архив, CC BY-SA 4.0
В ожидании парома до Уранополиса. Охапка душистой горной травы под названием  афонский чай полетит в Москву
pinterest button В ожидании парома до Уранополиса. Охапка душистой горной травы под названием афонский чай полетит в Москву семейный архив, CC BY-SA 4.0
На обратном пути встретился старый знакомый. Отец Владимир рассказывал, что еще не раз этот загадочный странник возникал перед ним на афонских тропах.  Он и сейчас, наверно, там
pinterest button На обратном пути встретился старый знакомый. Отец Владимир рассказывал, что еще не раз этот загадочный странник возникал перед ним на афонских тропах. Он и сейчас, наверно, там семейный архив, CC BY-SA 4.0

Три храма

Однажды, на заре туманной юности,  мы небольшой школьной компанией торопились по Арбату в кинотеатр «Художественный». Времени было в обрез, а Антонов возьми да и заверни нас в какой-то переулок. Мы тогда не поняли, зачем было делать этот крюк, и накинулись на него. Уже после кино он сказал нам с Танькой Кузнецовой, что хотел показать Филипповскую церковь, где его в младенчестве крестили. Но мы так галдели, что он не стал ничего нам рассказывать. 

Так я узнала об этой первой в жизни моего будущего мужа церкви. Но тут же и позабыла. С удивлением вспомнила через три года, когда мамина приятельница, выбранная мной в крестные, привела меня в ту же арбатскую церковь Апостола Филиппа, где и совершилось мое позднее крещение. Правда, тогда я еще думала, что это просто совпадение…

Потом в жизни отца Владимира Антонова было большое число храмов, которые он любил, чью историю хорошо знал, куда приходил молиться в особых случаях, а потом и послужить, когда друзья-священники приглашали на престольные праздники. Не только в Москве, но и в других городах и странах — в Киеве, в Белграде, в Абхазии, в Эстонии, в Греции стоят храмы, о которых он любил вспоминать и рассказывать всю жизнь. Где сегодня молятся о его упокоении…

Крестный ход вокруг храма Большое Вознесение. Колокольня еще не построена
pinterest button Крестный ход вокруг храма Большое Вознесение. Колокольня еще не построена семейный архив, CC BY-SA 4.0

Но среди этого множества храмов есть три, ставшие его судьбой. Два московских — Большое Вознесение у Никитских ворот и церковь св. блгв. князя Александра Невского в Благовещенском переулке.

Внеся огромный вклад в возрождение обеих церквей, батюшка буквально до последних дней своей жизни не прекращал здесь трудиться: молился у Престола Божия, исповедовал, причащал, венчал, крестил, соборовал, отпевал. Третий его храм, маленький, деревянный, освященный в честь Казанской иконы Божией Матери.

А это наша деревенская церковь-часовня в честь иконы Казанской Божией Матери. Правда ведь – глаз не оторвать!
pinterest button А это наша деревенская церковь-часовня в честь иконы Казанской Божией Матери. Правда ведь – глаз не оторвать! Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Он построен прямо напротив нашего дачного дома в деревне Нестерцево по инициативе и при финансовой поддержке нашего друга и односельчанина  художника-реставратора Владимира Всеволодовича Рылло. Об этой, фактически домашней, семейной церкви, наверное, больше всего болела душа отца Владимира, хотя формально он никогда не числился её клириком.  

Эти три храма в разное время вошли в его жизнь, стали её главным смыслом и содержанием. Одновременно —  его ежедневной круглосуточной  заботой, постоянным напряжением, его хроническим недосыпом и перегрузом. Одновременно — мощным жизненным стимулом, прорывом к реальности и осмыслениемв ней своего места.  Потому что результаты своих усилий он виделтеперьежедневно. Видели их и все окружающие. 

Смею надеяться, что и он, протоиерей Владимир Антонов, вошел в историю этих трех церквей.

Александро-Невский храм при бывшем Комиссаровском училище достался отцу Владимиру вот в таком плачевном состоянии
pinterest button Александро-Невский храм при бывшем Комиссаровском училище достался отцу Владимиру вот в таком плачевном состоянии семейный архив, CC BY-SA 4.0

За четверть века своего служения он многое  и разное успел сделать для того, чтобы  здесь не прекращалозвучать слово Божие, чтобы радость, красота, милосердие и любовь поселились в этих стенах.

Окроплял
pinterest button На фотографии запрет на пафос не распространяется. Они не постановочные.Люди и правда так чувствуют семейный архив, CC BY-SA 4.0

Обычно я запрещаю себе говорить такие пафосные вещи. Высокие слова быстро обесцениваютсяи теряют энергию. Поэтому, рассказывая о главных делах не слишком длинной жизни отца Владимира, давайте я дальше просто через запятую перечислю, кое-что из того,что ему безусловно удалось. 

Есть такое послушание

Конечно, в воссоздание Большого Вознесения внесло свой вклад множество людей. И первый из них — его бессменный настоятель протопресвитер Владимир Диваков, на чьи плечи легла колоссальная работа и ответственность за возвращение к жизни этого величественного московского храма. 

Настоятель  довольно скоро обнаружил некий особый дар у своего нового клирика Владимира Антонова. Стал привлекать его ко всяким сложным переговорным процессам, поручать ответственные материальные дела, урегулирование конфликтных ситуаций. Тогда  пиар (public relations) еще не стал профессией, но потребность в управлении общественными связями ощущалась повсеместно, и в церкви, в том числе. Теперь стало очевидно, что все годы своего служения и в диаконском, и в священническом сане отец Владимир Антонов работалеще и внештатным церковным пиарщиком. Такое сам себе нашел послушание. За что и получил от настоятеля лестное определение: тот называл его своей «правой рукой».

Общение с ним ценили и такие талантливые и знаменитые  люди, как  Алексей Баталов
pinterest button Общение с ним ценили и такие талантливые и знаменитые люди, как Алексей Баталов Семейный архив, CC BY-SA 4.0

На его счету десятки результативных переговоров с серьезными благотворителями, успешное взаимодействие с представителями Москомнаследия, разрешение конфликтных ситуаций с городскими чиновниками и хозяйственниками.

Отец Владимир Антонов наладил деловые и творческие контакты с деятелями театра, кино, музыкального мира. В дальнейшем эти связи позволили ему трижды проводить в Зале Чайковского прекрасные благотворительные концерты к юбилеям Большого Вознесения. Иногда эти контакты принимали  вполне материальное обличие: народныйартист СССР Михаил Ульянов передал в дар храму от коллектива театра им. Е. Вахтангова  целый набор уникальных колоколов.

А еще отец Владимир поддержал и довел до воплощения инициативу семьи своих прихожан Лапиных по воссозданию на фасадах храма иконописных панно в  смальте. А потом батюшка завел дружбу между храмом и частным Домом иконы, располагавшимся поблизости, на Спиридоновке. Он устраивал там лекции, экскурсии, и мастер-классы по реставрации для детей Воскресной школы, директором которой был долгие годы.

Одновременно отец Владимир познакомился с небольшой выставочной компанией и полностью переформатировал её деятельность. Он стал куратором самых первых в России и очень успешных православных выставок, где экспонировались предметы церковного искусства и ремесел. С помощью участников этих выставок он наладил регулярное  пополнение запасов расходных материалов для своего храма, обновил церковные облачения и утварь.

К Большому Вознесению отец Владимир всегда относился по-хозяйски. Вот решил в церковном дворе порядок навести
pinterest button К Большому Вознесению отец Владимир всегда относился по-хозяйски. Вот решил в церковном дворе порядок навести семейный архив, CC BY-SA 4.0

Он привлек к сотрудничеству строительную кампанию из Сербии и организовал благотворительный ремонт в подсобных помещениях храма. Нашел спонсоров для замены кухонного оборудования в трапезной храма и приобретения специальной печи для выпекания просфор. Как и положено настоящему пиарщику, с готовностью откликался на просьбы различных СМИ подготовить материалы об истории Большого Вознесения и его знаменитых прихожанах, прокомментировать ход его реставрации. Когда требовалось, проводил экскурсии по храму. С жаром взялся за подготовку  200-летнего юбилея Пушкина. 

Абсолютно все — и ремонты, и концерты, и просфоры, и Пушкин — вызывало у него одинаковый прилив энергии и желания поработать Господу. Господь давал силы. 

Пастырь

В истории возрождавшего храма 90-е годы стали временем бурного роста и расцвета. Так же, как и в жизни его клирика Владимира Антонова. Весной 1999 года подошло к концу его шестилетнее диаконское служение. Он был рукоположен в сан священника Святейшим Патриархом Алексием II в нижней церкви Преображения Господня еще недостроенного  храма Христа Спасителя  27 марта 1999 года. Начались лучшие годы его церковной биографии.  

В период  диаконства ему  не хватало именно пастырского общения с людьми. Теперь он окунулся в него с головой. Очень быстро вокруг батюшки  образовался  круг  постоянных прихожан, у него появились  те, кого называют  духовные чада. Круг этот никогда не был однороден по социальному составу или уровню образования. Вовсе не одна только творческая интеллигенция выстраивалась на исповедь к отцу  Владимиру, как можно было бы предположить.

Он, кстати, больше ценил возможность  разобраться с проблемами людей из менее знакомых ему слоев общества.

Самые большие очереди на исповедь и причастие выстраивались к отцу Владимиру. А он - знай себе радовался
pinterest button Самые большие очереди на исповедь и причастие выстраивались к отцу Владимиру. А он — знай себе радовался семейный архив, CC BY-SA 4.0

Один раз к нему на исповедь — это было в начале нулевых годов — пришел профессиональный киллер. Разговор был тяжел для обоих.

Больше этот человек не появлялся, хотя отец Владимир готовился к продолжению разговора с ним. Малый бизнес частенько притекал каяться во взятках и откатах.  Некоторые из этих предпринимателей  потом становились хорошими помощниками в деле восстановления храма.  

Но разговаривать умел со всеми
pinterest button Разговаривать умел со всеми Семейный архив, CC BY-SA 4.0

В те годы в Москву на заработки в большом количестве приезжали строители из разоренной  Югославии. Они ценили возможность исповедаться на родном языке. Сербского подворья в столице еще не было, и вокруг отца Владимира стали собираться милые его сердцу православные  сербы.

Впервые в  московском храме праздновалась настоящая сербская Слава с освящением колива и калачей
pinterest button Впервые в московском храме праздновалась настоящая сербская Слава с освящением колива и калачей Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Он первым из московского духовенства  в день памяти св. Саввы  устроил для них  в храме традиционную сербскую Славу с освящением калача и колива.

Очень он радовался, когда приходили его бывшие коллеги из ТАССа. А еще любил беседовать со стариками.

Особенно с бабушками. Из простых. Он их понимал, жалел, терпеливо выслушивал  их тихие жалобы на детей и соседей, утешал и подбадривал, обязательно приходил причастить на дому заболевших. 

Самые любимые прихожане отца Владимира – старые да малые
pinterest button Самые любимые прихожане отца Владимира – старые… Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Когда мог, устраивал к правильным докторам — через других своих прихожан.

Они его обожали, приносили домашнее варенье, соленья, пирожки. Думаю, тепло, которое они получали от батюшки, сам он черпал все из того же источника,  где зародилась его вера — от собственных давно ушедших любимых бабушек. 

Самые любимые прихожане отца Владимира — старые да малые
pinterest button …да малые Семейный архив, CC BY-SA 4.0

А вера его была настолько естественна и безусловна, что не нуждалась ни в каких сложносочиненных обоснованиях и подтверждениях. Он и так их видел повсюду и получал на каждом шагу. Иногда он приводил меня  в немалое смущение своим прямо детским простодушием. Между тем, годков то ему в том 1999 году должно было исполниться уже пятьдесят. 

Взрослые тоже любили с ним ездить на экскурсии
pinterest button Взрослые тоже любили с ним ездить на экскурсии семейный архив, CC BY-SA 4.0

Батюшка, казалось, позабыл о своей круглой дате и занимался организацией совсем другого юбилея. Храм  Большое Вознесение стал центром  празднования 200-летия со дня рождения Пушкина. Было решено в память о знаменитом венчании Пушкина и Натали  устроить грандиозное  венчание одновременно семи пар молодоженов. Отец Владимир Антонов участвовал в этом торжественном венчальном марафоне, уже сменив диаконское облачение на новое священническое.

Временная фанерная алтарная преграда уже снята, и этот венчальный марафон в честь 200-летия Пушкина происходил перед главным алтарем храма — Вознесения Господня. Об этом событии сообщили многие газеты
pinterest button Временная фанерная алтарная преграда уже снята, и этот венчальный марафон в честь 200-летия Пушкина происходил перед главным алтарем храма — Вознесения Господня. Об этом событии сообщили многие газеты Семейный архив, CC BY-SA 4.0

В другом важнейшем событии в истории храма — его Великом освящении — он тоже участвовал уже будучи иереем.

20 мая 1999  года, в свой престольный праздник  Вознесения Господня, храм принимал Святейшего Патриарха всея Руси Алексия, который чином Великого освящения освятил все пять главных престолов и один приставной в честь святителя Тихона, Патриарха Всероссийского.

Патриарх Алексий II лично  проверяет готовность храма к Великому освящению
pinterest button Патриарх Алексий II лично проверяет готовность храма к Великому освящению Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Событие это, по словам настоятеля о. Владимира Дивакова, имело историческое значение, поскольку одновременное освящение шести престолов в одном храме было большой редкостью даже для Москвы.

Пятидесятилетний новорожденный в окружении близких родственников
pinterest button Пятидесятилетний новорожденный в окружении близких родственников Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Про собственное  50-летие в храме ему тоже не дали позабыть, отметив бесчисленными поздравлениями, многолетиями, подарками и веселым застольем.

 Продолжение следует