Старший брат Володичка

О детстве вспоминают сёстры отца Владимира Антонова

8 апреля 2018 года в Александро-Невском храме. С сестрой Натальей после Пасхальной Литургии
pinterest button

Он всегда был для меня взрослым, красивым и самым умным. Володичка, как звали его наши бабушки, был старше меня на  пять лет. Для дружбы в детстве это слишком большая разница, а для любви, как оказалось, не преграда. Так сложилось, что наше с сестрой Олей раннее детство прошло вдали от Москвы, от Володички, от бабушек.

Когда мы вернулись из Магаданской области, мне было шесть лет, Оле два года, а Володичка еще продолжал учиться и жить в интернате. Домой он приезжал только по воскресеньям. Мы знали, конечно, что он наш старший брат, но еще долго не могли привыкнуть к нему, к новому дому, к незнакомым людям. 

По-настоящему мы ощутили свое родство, когда его учеба в интернате закончилась, и мы стали жить под одной крышей. Он перешёл в 9-й класс обычной школы, в которую вскоре стали ходить  и мы. Теперь Володичке часто приходилось по утрам собирать нас с младшей сестрой, первоклашкой,  в школу. Труднее всего было причесывать  нас. Когда он  заплетал мне косички, я верещала на весь Арбат, но обычно он мужественно справлялся с моей причёской. Как-то  раз, он очень торопился, собирая обеих нас одновременно. Времени было в обрез. Пока учебники и тетрадки в портфели засунул, пока нас причесал, заплёл с капризами, одел-обул, мы поняли, что опаздываем. А в этот день все должны были придти в школу в парадной форме: белый верх, темный низ. Белый верх  Володичка  мне обеспечил, а вот про темный низ в спешке совсем позабыл. Он подхватил нас за руки, и мы помчались, как угорелые. 

8 апреля 2018 года в Александро-Невском храме. С сестрой Натальей после Пасхальной Литургии
pinterest button 8 апреля 2018 года в Александро-Невском храме. С сестрой Натальей после Пасхальной Литургии Ольга Антонова, CC BY-SA 4.0

Вхожу в школу, снимаю пальто, а там  полный конфуз — белая блузка и колготки! А надо сказать, что нас всегда у входа встречал директор школы, он первым и увидел мой парадный наряд! Пришлось нам с братом обратно домой бежать. Мы жили на Арбате, а школа наша находилась за строящимся кинотеатром Октябрь. Тогда строился весь Калининский проспект, теперь  это Новый Арбат. Все было разрыто, перегорожено…Так что бег был с большими препятствиями. Мы все-таки успели доодеться и на праздничную линейку не опоздали. 

Непросто оказалось быть старшим братом двух девчонок! Но он справлялся. Володичка рос с нашей прабабушкой в деревне и много чего умел делать сам. А главное, умел с ранних лет брать на себя ответственность. Я всегда чувствовала в нем эту взрослость, и, пока была маленькой, смотрела на него с любовью и восхищением, снизу вверх. И потом, когда он стал священником, тоже так — с любовью и восхищением!

Наталья Чергинец, сестра

***

Со своим старшим братом я впервые встретилась в двухлетнем возрасте, но как следует узнала и привязалась к нему гораздо позже, когда мы все вместе поселились в коммуналке на Арбате. Мои воспоминания об этом времени — самые светлые и добрые. Мы дети Арбатских многонаселенных  квартир жили примерно одинаково и совсем не думали о том, у кого какой достаток. В нашей большой комнате всегда собиралось много друзей моего брата. Все они со мной возились, играли, шутили,  я и для них была младшей сестрой, а они для меня все вместе — «старший брат». Такой собирательный образ! Они помогали мне делать уроки и оформлять стенгазеты, брали меня к себе домой на выходной, учили петь песни и потом даже писали письма из армии. Разница в возрасте в 9 лет, в детстве делавшая нас людьми разных поколений, когда-то все-таки начинает стираться.

30 апреля 2016 года, канун Пасхи. Младшая сестра Ольга с мужем Вячеславом пришли к батюшке освятить куличи
pinterest button 30 апреля 2016 года, канун Пасхи. Младшая сестра Ольга с мужем Вячеславом пришли к батюшке освятить куличи Ольга Антонова, CC BY-SA 4.0

У нас не так уж много общих детских воспоминаний. Но одно, даже не воспоминание, а ощущение — осталось живым до сих пор.

Я всегда была ужасная сластена... В детстве у меня под подушкой можно было найти конфетку или печенье про запас.  Вкус шоколадки, которую мне, когда я лежала в больнице, неожиданно принес мой любимый  брат, я помню даже сейчас! Она называлась «Конек- горбунок». Молочная, пористая, ну ооочень вкусная!!! Мне было тогда лет семь. Я болела, мне было тоскливо и плохо. И вдруг наступило маленькое счастье…Наверное этот пустяк для испуганного больного ребенка был тогда нужнее всего. Володичка как-то это почувствовал. 

Я любила его всю жизнь. Как умела, как научилась у наших общих бабушек.  Хоть мы и не росли вместе в раннем детстве, хоть не часто виделись в зрелые годы — сначала он был в разъездах, потом я в вечных командировках — я ощущала Володичку, как часть себя, как часть своей жизни. Буду помнить и любить его всегда. 

Ольга Крылова, сестра