Белградская родня

Предраг Миодраг, преподаватель семинарии в Сремских Карловцах и  Урош Миодраг

Урош Миодраг полюбил Москву почти также, как когда-то его кум отец Владимир Белград. И чай научился пить по-московски
pinterest button

А ведь наша встреча с Владимиром Антоновым могла бы и не состояться вовсе. Как раз в то время, когда он приехал учиться в Белградский университет, я уехал из Белграда на учебу в Ленинградскую Духовную академию.  Мы попросту разминулись в пространстве. Во время студенческих каникул мы опять двигались в противоположных направлениях — каждый в сторону своего дома. И все-таки однажды пути наши пересеклись.

Предраг Миодраг, студент Ленинградской духовной академии и Владимир Антонов, студент Белградского университета наконец встретились.
pinterest button Предраг Миодраг, студент Ленинградской духовной академии и Владимир Антонов, студент Белградского университета наконец встретились. Другие города

Весь русскоговорящий Белград — потомки белой эмиграции,  посольские и торгпредские работники, студенты, приехавшие из СССР учиться по обмену — рано или поздно приходили на Ташмайдан в Свято-Троицкую русскую церковь, настоятелем которой был в те годы протоиерей Василий Тарасьев.

Отец Василий был моим духовником. Владимир тоже стал ходить к нему исповедоваться. Он-то и  познакомил нас, увидев сходство характеров и понимая, что мы будем интересны и полезны друг другу.

Русский храм Святой Троицы на Ташмайдане, Белград
pinterest button Русский храм Святой Троицы на Ташмайдане, Белград семейный архив, CC BY-SA 4.0

Действительно, наше знакомство с Володей очень скоро превратилось в крепкую дружбу, а затем,  и в родство. Мы встречались то в Москве, то в Питере, то в Белграде, ездили по монастырям, поддерживали друг друга на пути обретения веры.

Когда учеба закончилась — переписывались и ждали новой встречи. Она состоялась, когда Владимир Антонов приехал в Белград уже не учиться, а работать  корреспондентом ТАСС.  

К тому времени мы уже обзавелись семьями, появились дети. В Белграде у Антоновых  родился второй ребенок — дочка Люба. Крестил её наш общий духовник отец Василий, а в крестные отцы Володя позвал меня, оказав мне этим большую честь.

Крестный нашей дочки Любы и большой друг отца Владимира Предраг Миодраг. В годы студенчества
pinterest button Крестный нашей дочки Любы и большой друг отца Владимира Предраг Миодраг. В годы студенчества Семейный архив, CC BY-SA 4.0

Так мы породнились семьями, стали кумовьями. У нас в Сербии такое духовное родство признается наравне с кровным и считается очень близким и важным. Причем кумовьями по отношению друг к другу становятся все члены двух породнившихся семей.  

Владимира всегда тянуло к общению с людьми духовного звания. Особая почтительная дружба связывала его с моим покойным тестем, протоиереем Бранко. Думаю, эти отношения, также как и  многолетнее знакомство с отцом Василием Тарасьевым  сыграли свою роль  в дальнейшей судьбе Владимира.

А он, в свою очередь, став священником, оказал большое влияние уже на моего сына Уроша, когда тому остро потребовался духовный наставник. Вот такое у нас получилось родство.  И оно не закончилось с уходом нашего дорогого кума, протоиерея  Владимира Антонова.

Предраг Миодраг, преподаватель семинарии в Сремских Карловцах

                                                    * * *

О том,  что в России у нас есть родные люди, я знал с младенчества. Но мы почти не виделись, приезжал наш кум отец Владимир в Белград редко. Я был слишком мал, и эти встречи не оставили глубокого следа в душе. Но вот последний его приезд, лет пять тому назад,  многое изменил в моей жизни. Незадолго до этого умер мой любимый дедушка, мамин отец, протоиерей Бранко. Это была невосполнимая потеря для меня — я лишился своего главного защитника, утешителя  и  духовного руководителя…

Два белградских священника - слева отец Бранко с внуком Урошем на коленях. Справа - отец Василий Тарасьев, Настоятель Русской церкви. Они дружили
pinterest button Два белградских священника — слева отец Бранко с внуком Урошем на коленях. Справа — отец Василий Тарасьев, Настоятель Русской церкви. Они дружили семейный архив, CC BY-SA 4.0

И все как-то сразу пошло наперекосяк в жизни, я провалил кучу экзаменов, забросил учебу в университете, без диплома на работу меня не брали. Я с утра до ночи играл в компьютерные игры, с каждым днем все больше замыкался и терял веру в свои силы.
Наш дорогой кум отец Владимир, с порога  обнял меня, как это делал дедушка Бранко, и потом долго-долго разговаривал со мной. Обо всем. Под конец он предложил мне поехать с ним в Москву. Я никогда там не был, и это была моя давнишняя мечта. 

Живя  в семье  у батюшки, я ходил с ним почти каждый день в храм Большое Вознесение на службы. Потом, если у него были силы, мы гуляли по центру, по бульварам, и он мне рассказывал о Москве, о своем храме, о радостях и тревогах своей жизни, о друзьях, о прихожанах. Часто вспоминал свои студенческие годы в Белграде, где тоже поначалу с учебой у него были проблемы, в первую же сессию завалил половину экзаменов. Тоска и неуверенность мои потихоньку отступали — от новых впечатлений, от его добрых слов и занятных историй, у которых обязательно был хороший конец.

Предраг с сыном Урошем
pinterest button Предраг с сыном Урошем семейный архив, CC BY-SA 4.0

Еще мне батюшка советовал чаще исповедоваться и причащаться.
Даже простое чаепитие у него дома доставляло мне большую радость и облегчение после стольких дней болезненного  самокопания и растерянности. Особенно, когда он ставил пластинки или пел сам. Он был очень музыкальный  — то и дело напевал какие-нибудь песенки своей юности или подхватывал оперные арии. Эта его жизнерадостность и легкость меня просто поражали, я ведь знал, что он уже долго и тяжело болен. Сам он об этом никогда не говорил. Рядом с таким человеком  пребывать в унынии было просто непозволительно.

Урош Миодраг полюбил Москву почти также, как когда-то его кум отец Владимир Белград. И чай научился пить по-московски
pinterest button Урош Миодраг полюбил Москву почти также, как когда-то его кум отец Владимир Белград. И чай научился пить по-московски Семейный архив, CC BY-SA 4.0

А еще я в какой-то момент понял, что отец Владимир практически не прекращает молитву. Он молился не только в храме. Он это делал везде — в машине, на кухне, на даче, на эскалаторе в метро. Открывал свой молитвослов и постоянно читал. 

Эти две недели у батюшки утвердили меня в вере и вернули жизненные силы. Постепенно я решил все свои учебные проблемы, получил диплом, устроился на работу. С тех пор я живу с ощущением, что отец Владимир  где-то поблизости, и что он всегда молится обо мне. Верю, что так будет и дальше.

Урош Миодраг