Первый крестный ход и освящение храма (1990)

23 сентября 1990 г. был совершен и чин малого освящения  храма «Большое Вознесение», положивший начало  ежедневным богослужениям

У храма «Большое Вознесение», 1990
pinterest button

Этот пасмурный осенний день  — 23 сентября 1990 года — навсегда будет вписан  в историю московского храма Вознесения Господня в Сторожах, известного москвичам как «Большое Вознесение» у Никитских Ворот.

Войдет этот день, без сомнения,  и в летопись самых  знаменательных событий в жизни Русской православной церкви, в жизни нашей столицы. Да и в новейшей истории российского государства он тоже займет свое место.

Первая Божественная литургия в Успенском соборе Московского Кремля. 23 сентября 1990 года
pinterest button Первая Божественная литургия в Успенском соборе Московского Кремля. 23 сентября 1990 года

Воскресным утром  23 сентября 1990 года совершилось два небывалых со времен октябрьского переворота события. Впервые после шестидесятилетнего перерыва в Успенском Соборе Московского Кремля при огромном стечении народа Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий отслужил Божественную Литургию. А затем тысячи людей во главе с патриархом двинулись крестным ходом к храму Вознесения Господня  в Сторожах, под сводами которого после многих десятилетий запустения  и разрухи тоже была совершена  первая Божественная Литургия.  В тот же день, на который к тому же пришлось празднование  Дня города Москвы, был совершен и чин малого освящения  храма «Большое Вознесение», положивший начало  ежедневным богослужениям.

Так,  в этот день, была восстановлена «времен связующая нить», храм начал возрождаться, в его стенах вновь зазвучало Слово Божие,  он наполнился прихожанами, многие из которых стали приезжать сюда с самых окраин Москвы.

Первый крестный ход из Московского Кремля к храму «Большое Вознесение». 23 сентября 1990 года
pinterest button Первый крестный ход из Московского Кремля к храму «Большое Вознесение». 23 сентября 1990 года

Для  москвичей, отвыкших за годы советской власти от нормальной приходской жизни с красотой церковных праздников, торжественностью крестных ходов, все это стало потрясением, настоящим чудом. К крестному ходу, двигавшемуся  по центральным московским улицам, присоединялись все новые и новые люди. Они шли, не замечая холодного дождика, отложив свои заботы о поисках продуктов питания, которые тогда трудно было купить даже в столице переживавшего не лучшие времена государства.

У храма «Большое Вознесение», 1990
pinterest button У храма «Большое Вознесение», 1990  

Вспоминая об этом дне, один мальчик, который в последствие стал учеником воскресной школы и прихожанином храма «Большое Вознесение», написал:

 О том, что было дальше, сообщали в тот день все телеканалы и информационные агентства страны. И Слово Святейшего Патриарха Алексия, обращенное  к прихожанам храма «Большое Вознесение» со ступеней его южного, еще неотреставрированного крыльца тоже прозвучало на всю страну. Святейший сказал тогда:

Сегодня, когда на пересечении двух старинных  московских улиц и Бульварного кольца, по которым стекался народ на  первый крестный ход, вдруг открывается взгляду величественный  золотисто-белый  храм с новой высокой колокольней, весь  в окружении зелени и цветов, становится светло и радостно. За 20 лет многое удалось сделать. И внутри храма, и снаружи, и, главное, в душах людей. Те, кого дорога привела к этому храму, будь то его прихожане, благотворители, реставраторы, и, трудно поверить,  даже государственные чиновники, от которых всегда многое зависело —  участвуя в возрождении храма, сами постепенно начинали меняться. Становились добрее, милосерднее, честнее, ответственнее. Ну а для служителей храма и его настоятеля протоиерея Владимира Дивакова  — «Большое Вознесение» сделалось главным событием их жизни. 

Дата начала: 23 сентября 1990 г.

Период XX в., Возрождение

Из воспоминаний настоятеля храма «Большое Вознесение»

«Предполагалось, что в День города 23 сентября 1990 года после первой Божественной литургии в Успенском соборе Кремля крестный ход пройдет к месту закладки  воссоздаваемого Казанского собора на Красной площади, – вспоминает события двадцатилетней давности настоятель храма «Большое Вознесение» о. Владимир Диваков. –  Но, как выяснилось, там еще не была закончена расчистка фундаментов и крестный ход просили перенести на 4 ноября. Однако Святейший Патриарх Алексий решил не откладывать его,  а направить к  храму «Большое Вознесение». 

Это было, конечно, невиданное зрелище для советской действительности. Впервые по улице  открыто шел крестный ход!.. Раньше церковные шествия не могли выходить за пределы ограды. А тут вдруг по улицам, по Калининскому проспекту, по Тверскому бульвару, к храму «Большое Вознесение» двигалась многотысячная толпа с крестами и хоругвями. Даже мощное милицейское оцепление, выставленное от Кремля до самых Никитских ворот не могло сдержать людской поток: народу было столько, что он прорывал эти милицейские цепи. Власти видимо хотели ограничиться теми людьми, которые были на Божественной Литургии в Успенском соборе Кремля. Но собор не мог уместить всех желающих. Толпы стояли на улице около Успенского собора и слушали трансляцию литургии  через мощные микрофоны. Все они стали участниками крестного хода. Множество людей присоединилось по пути, поэтому крестный ход  был таким многолюдным.   

Святейший Патриарх Алексий, – продолжает свой рассказ о. Владимир Диваков, – заблаговременно приезжал к нам в «Большое Вознесение», осмотрел, что делается в храме, расспросил, как мы планируем здесь встретить крестный ход. Мы ему объяснили, что в той части, где был концертный зал,  собираемся устроить алтарь, поскольку ни в одном из пяти ранее существовавших приделов нельзя вести богослужение, настолько они разрушены. Пришлось устанавливать временный иконостас – прямо посередине храма.  

 В тот памятный день, 23 сентября 1990 года, по благословению Святейшего Патриарха Алексия II, мы совершили чин малого освящения храма и после этого встречали крестный ход, с  которым пришел сонм архиереев,  в том числе  и теперешний Святейший Патриарх Кирилл. И когда крестный ход остановился у стен «Большого Вознесения», на  крыльце, у южного портика храма был совершен молебен. День был пасмурный, но когда Патриарх начал говорить, что два храма сегодня  возродились к новой жизни –  Успенский собор Московского Кремля и храм «Большое Вознесение» — в это время облака  разошлись и солнце засияло. Это было для нас каким-то знаменательным  явлением».

И действительно, все, кто присутствовал тогда у храма «Большое Вознесение», вспоминают, как солнечный луч вдруг заиграл, засиял над куполом храма, и как стало на душе светло и радостно, так весело и хорошо! Будто Господь весточку послал.   

 «А потом, – заканчивает о. Владимир, -  выступал тогдашний мэр Москвы Ю. М. Лужков и другие представители общественности, которые заявили, что храм передается общине, хотя официально еще документа никакого не было, но мы этим воспользовались и с тех пор уже фактически непрестанно совершали богослужения в храме».