Реставрация живописи и лепных украшений (2000-05?)

Строительные леса снаружи и внутри на долгие годы стали привычным атрибутом жизни храма

Праздничные и будничные богослужения шли своим чередом, а реставрация – своим. Священнослужители «Большого Вознесения» и художники-реставраторы не мешали друг другу. Наоборот, помогали, сотрудничали. Вместе решали вопросы, как лучше, правильнее восстановить настенную живопись, лепные украшения.

Обсуждалось, например, такое заманчивое предложение, позволяющее сократить сроки реставрации и упростить её, как отказ от кропотливой расчистки и восстановления оригинальной  живописи интерьеров.  Проще, дешевле и быстрее было расписать весь храм заново. В Москве в эти годы именно так «реставрировали» многие объекты. Но настоятель «Большого Вознесения» о. Владимир Диваков не поддался соблазну, убедил всех, что надо попытаться сберечь каждый квадратный дециметр исторической росписи. И как же он оказался прав, отказавшись от «новодела». Снимая слой за слоем почерневшую масляную краску, реставраторы находили прекрасную живопись в манере итальянского классицизма. Она далеко не везде была сохранна. Но утерянные фрагменты художники уже могли воссоздавать в стилистическом соответствии с раскрытыми оригиналами.

Огромный труд в восстановление настенной живописи вложил  за два десятилетия главный художник-реставратор храма «Большое Вознесение» Алексей Валерьевич Артемьев. Выпускник «Строгановки», большой знаток церковной культуры и истории, он всю жизнь занимался церковной живописью. Им расписаны многие храмы Москвы и Подмосковья. Глубоко верующий человек, художник Артемьев был одним из инициаторов восстановления храма Христа Спасителя, а затем и участником воссоздания  его настенной росписи.

В числе самых деятельных членов церковной общины Алексей Валерьевич  добивался возвращения храма «Большое Вознесение» верующим. А когда это случилось, возглавил художественные реставрационные работы в обезображенном храме.

По его эскизам и под его руководством небольшая группа  художников провела по-настоящему научную реставрацию всего ансамбля храма, причем некоторые утраченные фрагменты живописи  были написаны заново.

В ходе этой многолетней титанической работы художнику Артемьеву открылась не только оригинальная роспись храма, но и тайна авторства этой живописи. Опытный и высокообразованный реставратор, он обнаружил несомненное сходство в манере и сюжете росписи плафона храма «Большое Вознесение» с плафоном храма Шереметевской больницы на Сухаревке (НИИ им. Склифосовского), который расписывал известный итальянский мастер Доменико Скотти  (Domenico Scotti, 1780 или 1781 – 1825). Он принадлежал к большой семье художников Скотти, работавших в начале XIX века в Москве и Санкт-Петербурге. 

Гипотеза о том, что именно Доменико Скотти (Дементий  Карлович, как звали его на русский манер), был автором богатой внутренней живописи храма нашла поддержку у многих искусствоведов. Ниже приводятся выдержки из записей, сделанных художником А. В. Артемьевым во время реставрации «Большого Вознесения» и посвященных особенностям архитектуры, живописи, трактовке некоторых настенных сюжетов и надписей. В этих материалах содержатся также и соображения  о возможном авторстве росписей храма.