1920-е годы

Несмотря на гибельные для России события, в храме Вознесения за Никитскими воротами пока еще продолжалась обычная приходская жизнь

Храм «Большое Вознесение»
pinterest button

Новая власть, руководствуясь  своей  безбожной  «логикой» разрушения, 23 апреля 1922 года произвела в храме  «Большое Вознесение» изъятие церковных ценностей:

Однако, несмотря на гибельные для России события, в храме Вознесения за Никитскими воротами пока еще продолжалась обычная приходская жизнь. Люди рождались, женились, умирали,  они  крестились, венчались, их отпевали.

В июне 1921 года дочь Фёдора Ивановича Шаляпина Ирина  Шаляпина венчалась в храме Вознесения с актёром Павлом Пашковым. Под сводами храма «Большое Вознесение»  раздавался могучий голос Фёдора Ивановича Шаляпина, читавшего «Апостол» во время совершения таинства.    

В храме Вознесения Господня  у Никитских ворот отпевали великого  протодьякона  Константина Розова.  По воспоминаниям его дочери Людмилы Розовой:

В предисловии к книге Людмилы Константиновны Розовой владыка  Питирим, митрополит Волоколамский и Юрьевский (1926—2003),  дает название тому высочайшему подъёму  в церковном служении русской Православной церкви в начале  XX века, которое он называет «культом протодиаконства», и отмечает:

В двадцатые годы XX века в храме Вознесения Господня у Никитских ворот служил известный архидьякон Владимир Прокимнов. Вот как о нём писал В.И. Алексеев:

В храме Вознесения Господня  у Никитских ворот многие годы бережно сохранялась память о великом русском композиторе П.И. Чайковском. Ежегодно, в день памяти композитора (6 ноября по новому стилю), в храме служили с Синодальным хором, который исполнял в этот день Литургию, написанную  самим Петром Ильичом.

Конечно, не только певческие таланты протодиаконов и великолепные хоры  составляли суть жизни православной Москвы 1920-х годов. Это было время, когда на своё подвижническое служение были призваны те священники и архиереи, которые  впоследствии были причислены к лику российских новомучеников.