Чётки памяти

Святочный рассказ

«Ангел». Сергиевская маховая резьба. Мастер: Николай Антишин
pinterest button

Когда мы предаём детство, отрекаясь от его прибежища, определяем его возрастом, а не состоянием души, мы, как с чем-то пережитым, расстаёмся со сказкой и добрым волшебством. И теперь уже только раз в году оно великодушно оборачивается к нам, облекая сиянием Рождественских надежд. Этот праздник всем  в радость и всеми любим, ибо связан с детством, а тогда, как говорится, и звёзд было больше, и снег пушистей, и люди светлей.

Я помню, как в один из Рождественских вечеров к нам с бабушкой приехала её гимназическая подруга. Она жила трудно, в комнате большого двухэтажного дома, который когда-то ей принадлежал. Денег её пенсии хватало на две недели, а остальные две она ходила обедать в гости, где её все ждали, потому что это был очень весёлый и добрый человек.

Мне она ухитрялась всегда приносить какой-нибудь гостинец. И однажды подарила стаю лебедей из воска. Птицы были голубые, розовые и только одна — белая.

Раньше так не боялись пожаров, и на ёлках вместе с лампочками обязательно горели живые огни свечей. И, если вся розово-голубая стая осталась плавать на ночь в ванне, то белая — была отправлена мной на ёлку.

Утром оказалось, что тонкая головка птицы оплавилась, и самый красивый лебедь стал ничем.

Но, кто же, из бабушек моего детства мог смириться с детским несчастьем? Конечно же, при помощи своих всё умеющих рук и  свечи из того, что осталось от лебедя, был воссоздан Ангел и вручён мне.

«Ангел». Сергиевская маховая резьба. Мастер: Николай Антишин
pinterest button «Ангел». Сергиевская маховая резьба. Мастер: Николай Антишин Николай Антишин. Фото: Павел Петров, CC BY-SA 3.0

С тех пор самая любимая игрушка Рождества для меня — Ангел. Теперь их у меня много, но самый любимый — тот.

А бабушек моего детства я помню и поминаю как живых.

Автор: Наталия Сергеевна Алеева, прихожанка храма св. блгв. кн. Александра Невского