Стыдно ли быть рабом Божиим?

Вот и результат воздействия религиозного дурмана: внедрение в человеческое сознание рабской психологии, превращение свободной человеческой личности в раба…

Α и Ω. Надпись на свитке в левой руке Иисуса: «Я есть дверь» Эммаусский монастырь, Прага
pinterest button

Положение Божьего раба в человеческом мире

Очень сильное заявление, и звучит крайне убедительно. На первый взгляд. Но давайте рассмотрим это высказывание поближе.

Понятие рабства откуда взято? Известно откуда, из рабовладельческого строя. Классическим образцом рабовладельческого общества всегда была Римская Империя, имеющая неоднородный социальный и этнический состав, скрепленный великолепно продуманным сводом законов, и славившаяся их неукоснительным исполнением. Это было жестко иерархичное общество, в котором каждый житель находился на своем месте, что собственно и обеспечивало целостность государства: император, сенаторы, министры, военоначальники, знатные вельможы, купцы, ремесленники, воины, просто свободные римские граждане, и, наконец, рабы. Каждый сверчок знал свой шесток.

С одной стороны, совершенно очевидно, что рабы стояли в самом низу социальной пирамиды. О том же говорило знаменитое римское право. Раб был просто вещью своего хозяина, которую можно было продать, подарить, сломать, выбросить... или наоборот, беречь и лелеять, если эта вещь любимая или ценная. Само собой, что чем выше был социальный статус гражданина, тем более дорогими и ценными вещами он обладал. А что происходило, если римский ремесленник крал или ломал вещь римского сенатора? Наказание следовало не только по ценности вещи (которая у сенатора неизмеримо выше), но и по разнице социального статуса преступника и потерпевшего. Если сенатор в гневе или по случаю, умышленно или нет, убивал раба свободного гражданина Рима, то по римским законам сенатор платил плебсу штраф: сколько-то золотых монет. А если наоборот, то в зависимости от разницы в статусе и ценности раба, наказание могло коснуться, и касалось в действительности, личности преступника, нанесшего урон собственности более высокопоставленной особы.

Таким образом, граждане Рима трепетали перед рабами знатных вельмож, боялись противоречить этим рабам или ущемить их иным способом, чтобы не нанести оскорбления хозяину, волю которого исполняет раб: передает поручения, ходит на рынок за покупками, сражается и убивает хозяйских врагов или оскорбителей.

Знатные вельможы, в свою очередь, находились в паническом страхе перед личными рабами императора. Ибо действия личных императорских рабов были действиями самого императора, который еще при жизни мог устроить несогласному с его волей настоящий ад. Нестрашно, скажете? Тогда вспомните, как мы: мы с тобой, читатель, начинаем приятно улыбаться и вилять хвостиком перед любым мелким начальником, от которого зависит наша зарплата, или государственным чиновником, от которого зависит наше благополучие.

Таким образом, чем выше был государственно-социальный статус хозяина, тем большей степенью защищенности обладал его раб. Вспомним хотя бы Гоголевского «Ревизора». На поклон к мелкому, но московскому, чиновнику — «ревизору» Хлестакову приходит губернатор, первое лицо города!

Итак, чем могущественнее хозяин, тем больше степень свободы его раба.

Α и Ω. Надпись на свитке в левой руке Иисуса: «Я есть дверь» Эммаусский монастырь, Прага
pinterest button Α и Ω. Надпись на свитке в левой руке Иисуса: «Я есть дверь» Эммаусский монастырь, Прага   Matěj Baťha, CC BY-SA 2.5

Это означает, что если я раб Божий — то я больше ничей не раб. Если я раб Богу — то я больше не раб никому. Я обладаю высшей степенью иммунитета, нахожусь на самой высокой из всех возможных ступеней свободы в этом мире, я не подчиняюсь никому, кроме моего Господа. В этом мире я свободен от всех. Я — самый свободный человек.

Отношения любви

Вспомним, с чего мы начинали: с атеистического, а точнее богоборческого, тезиса о «создании» в человеке «рабской» психологии, и о «превращении свободной человеческой личности в раба». Оказывается, этот с позволения сказать «тезис», не выдерживает даже поверхностного критического взгляда и не способен противостоять коротенькой статье, которую можно разместить на одном листе формата А4.

Просто у Господа другая точка зрения на отношения с людьми: а именно точка зрения жертвенная. Как у Александра Матросова. Господь отдал Себя человекам, ради спасения нашего претерпел уничижение до креста и мученическую смерть. Бог сделал Свой шаг тебе навстречу, теперь — твоя очередь. И если ты осмелишься пойти, то вступишь на путь сыновней любви, а отеческую любовь Господь засвидетельствовал Своей Крестной смертью.

Записано по материалам лекций проф., протодиакона А.В. Кураева и проф., д.б. А.И. Осипова

Рабы ли мы Богу?

С этим вопросом и вовсе просто разобраться.

«Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви. Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам. [...] Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне; а также и вы будете свидетельствовать...»

— Иоанн.15:15-27

Если мы знаем, что и зачем делает Господь, и соблюдаем заповеданное Им, то мы уже не рабы, не знающие волю хозяина, а друзья Его. Разница в положении друга и раба должна быть, кажется, всем понятна.